Юрий Докучаев: «В Чечне мы спали с автоматами в изголовье»

Юрий Докучаев: «В Чечне мы спали с автоматами в изголовье»

Идея подготовить интервью с заместителем начальника полиции ОМВД России по Рузскому городскому округу Юрием Докучаевым о том, как он проходил службу в горячих точках, появилась еще в конце прошлого года. Однако в процессе подготовки статьи стало известно, что Юрий Викторович переводится на работу в Московский областной филиал Московского областного университета МВД России в поселке Новотеряево. Но мы решили, что раз уж полицейский, отдавший много лет жизни органам внутренних дел, продолжает оставаться в их рядах, то и пусть этот материал останется таким, каким был задуман.

Юрий Докучаев в качестве начальника различных подразделений МВД дважды направлялся в длительные служебные командировки в Чеченскую Республику и в Республику Дагестан. Подробнее о том, как проходила его служба, он рассказал нашему корреспонденту.

Особых причин для отказа не было

Первая командировка пришлась на 2004 год, когда Докучаев являлся начальником РОВД Суземского района Брянской области. Брянская область была закреплена за Шатойским районом Чечни, и когда пришла ее очередь, менялись с Тамбовской областью.

– Руководство областного УВД предложило направить меня начальником Шатойского временного районного отдела внутренних дел, — вспоминает Юрий Викторович. – Я к тому времени уже около двух лет возглавлял РОВД, имел звание майора милиции. Был тогда молодой, около 34 лет. Спросили, согласен я ехать в Чечню или нет. Подумал и решил, что особых причин для отказа нет.

В то время в Чечне оперативная обстановка была неспокойная. Происходило нападение бандгрупп на колонны военнослужащих, закладка фугасов, обстрел снайперами, теракты и др.

Вторая военная кампания еще не завершилась, мир не установился. Шатойский район располагается в горах, в Аргунском ущелье. За полгода до этого отряд от Брянской области проходил уже службу в этих местах, и в ночь с 31 декабря на 1 января 2003 года трагически погиб сотрудник Суземского РОВД Андрей Кулешов.

Дело было так. Два милиционера возвращались из патруля в расположение временного отдела внутренних дел, как вдруг раздался взрыв. Сработал заложенный боевиками фугас, самодельное взрывное устройство со множеством поражающих элементов – гвоздей, других железных предметов. Оба сотрудника еще были в сознании, когда их отправляли на вертолете в госпиталь в Моздок. Но по дороге они погибли…

— Утром 1 января 2003 года сообщили о гибели Андрея Кулешова. – рассказывает подполковник полиции. – Мне нужно было съездить к матери погибшего сотрудника и сообщить ей печальную весть. Зашли в подъезд, позвонили в дверь. Открыла мать Андрея. Увидев меня, она сразу поняла, что произошло. А был праздник, Новый год, родственники приехали из Белоруссии. Слезы, такое горе… В моей жизни – это до сих пор самое негативное воспоминание. Кстати, сам Андрей Кулешов работал в изоляторе временного содержания РОВД и в ту опасную командировку поехал добровольно. Цинковый гроб с его телом прибыл на родину, и мы с почестями похоронили нашего погибшего товарища.

И вот после всего этого, спустя полгода, отправился в Чечню и я. Отряд от Брянской области был больше сотни человек. Также в оперативном подчинении у нас были отряды СОБРа и ОМОНа.

Милицию и комендатуру бандиты обстреляли из гранатометов

В Моздок из Брянской области приехали на автобусах. На бронированных «Уралах» нас перебросили в Ханкалу. А оттуда со всеми мерами предосторожности, в сопровождении бронетехники, по горным дорогам добрались и в Шатой. Колонны сверху прикрывали вертолеты.

Мы приехали и сменили предыдущий отряд, который там проходил службу на протяжении полугода. Уезжавшие ознакомили нас с оперативной обстановкой, представили военному коменданту Шатоя и руководству местного райотдела, объяснили, как работает связь, что и где устроено.

В Шатое, по словам Юрия Докучаева, служба проходила вот как. Населенный пункт имел три выезда, каждый прикрывался блокпостами. Ежедневно на блокпосты заступали не менее 10 сотрудников и менялись через 12 часов. Милиционеры также охраняли место своего расположения, временный отдел внутренних дел, он располагался в здании бывшей Шатойской больницы, разбомбленной еще в первую чеченскую кампанию. Сотрудники заложили окна, превратив их в бойницы. Там же были устроены своя пекарня, столовая, баня.

— В Шатое находился и постоянный РОВД, где служили сотрудники-чеченцы, — продолжает свой рассказ Юрий Докучаев. – Этот отдел находился в нашем оперативном подчинении. Мы всегда работали совместно, в следственно-оперативные группы, выезжавшие на места совершения преступлений, всегда входили сотрудники и того, и другого отдела. Кроме нас там же находились подразделение ФСБ и военная комендатура, в палаточном лагере неподалеку была расквартирована воинская часть. Выше в горах несло службу подразделение пограничников. Вообще, на тот момент вся гражданская администрация Шатоя подчинялась военному коменданту. Таким образом, правопорядок обеспечивали милиция, ФСБ и военные.

Преступлений было немного, кражи практически отсутствовали. Почему мало краж, спросите вы? Во-первых, менталитет – в Чечне, в Дагестане это редкость. Во-вторых, нужно учитывать момент: за воровство тогда легко и пулю было схлопотать.

Наш собеседник рассказал, что уже в начале командировки в Шатой в ночное время бандиты начали обстрел здания милиции и комендатуры из гранатометов. Одним из выстрелов был поврежден трансформатор, в результате чего погас свет, поэтому сотрудникам милиции и военным пришлось отражать нападение в темноте. Сработали хорошо, грамотно, и никто не пострадал.

— Занимались расследованием терактов, убийств, розыском пропавших граждан. Используя оперативную информацию, находили схроны с оружием и боеприпасами, самодельными взрывными устройствами, — говорит Юрий Викторович. – В горах и в ущельях действовали бандформирования. По утрам часто слышалась орудийная канонада. Это военные засекали бандитов, пеленговали их радиопереговоры. Начинала работать артиллерия – открывался огонь на поражение по этим радиоточкам. А днем спецподразделения шли по тем местам и проверяли, как сработала артиллерия, зачищали территорию.

Периодически наши и местные сотрудники участвовали в контртеррористических операциях, выезжали в тот или иной населенный пункт, где, по оперативным данным, могли находиться участники незаконных вооруженных бандформирований. Село блокировалось и начиналась его полная зачистка. Проводились также адресные и паспортные проверки.

По прошествии многих лет начали стираться из памяти имена тех полевых командиров, которые орудовали в Чечне в то время. Но помню, что были Доку Умаров, Аслан Масхадов, Шамиль Басаев.

На выборах каждый избирательный участок охранял БТР

Довелось сотрудникам брянской милиции и осуществлять охрану общественного порядка при проведении выборов Президента Чеченской Республики. Это было после того, как погиб Ахмад Кадыров, первый глава Чечни:

— Сейчас, конечно, и представить трудно, как проходили тогда выборы в республике, — говорит подполковник полиции. – Скажу только, что в каждом населенном пункте, особенно, в удаленных, при каждом избирательном участке было по БТРу, минимум по десять военных и столько же сотрудников милиции. Был случай, когда накануне выборов сотрудники милиции, сопровождая колонну, повезли избирательные бюллетени через ущелье в один из горных населенных пунктов. По дороге прямо в ущелье их обстреляли. Но наши сотрудники не растерялись: заняли круговую оборону и начали отстреливаться. Огневая точка противника была подавлена.

Мой заместитель, который находился во главе колонны, рассказывал о том, что чувствуешь, когда попадаешь в реальное боестолкновение. Ведь милиция в серьезных схватках участия не принимала, поэтому мало у кого был настоящий боевой опыт. Когда начинается бой, теряешь голову, не знаешь, что делать, куда стрелять, куда бежать. Именно в такие моменты, когда паника, хаос, и погибают чаще всего люди.

Слава Богу, что в дальнейшем все выезды, сопровождения, в которых нам приходилось участвовать, прошли благополучно. Реальных потерь не было. Когда командировка закончилась, и мы вернулись домой, я сказал своим сотрудникам: ну, все, мужики, теперь можно выдохнуть. А до этого на построениях каждый день вдалбливал им в головы: ни в коем случае не расслабляться, не проявлять халатность. Предельная концентрация. Выход в город, на рынок, по магазинам, на блокпосты – всегда только с оружием. Вооружены мы были автоматами Калашникова. В кубриках (так назывались комнаты в помещениях) оружие всегда имелось под рукой, оружейных комнат как таковых не было. Автоматы у каждого висели в изголовьях у кроватей. Всегда нужно было быть наготове – схватить заряженный автомат и начать отстреливаться в случае нападения.

Кстати, территория ВОВД по периметру была огорожена колючей проволокой и заминирована, стояли растяжки. Делалось это для того, чтобы в темное время суток туда не проникли бандиты.

Свинину у мусульман обменивали на муку

По словам нашего собеседника, милиция старалась поддерживать тесные отношения с местными властями и духовенством:

— Они всегда говорили: мы очень рады, что вы здесь находитесь, охраняете наш мир и спокойствие. А глава администрации Шатойского района в знак благодарности даже подарил мне на День рождения фигуру орла, вырезанную целиком из ствола дерева (эта фигура, кстати, хранится в Музее истории Рузской милиции, см. на фото – прим.ред.).

Представители местной милиции принимали участие в наших мероприятиях, в координационных совещаниях. Совместно выезжали на места совершения преступлений и раскрывали их. И в лесу, и в горах оперативным путем, с помощью информации от местных жителей находили много схронов с боеприпасами.

Мы старались ладить с местным населением. Жители Чечни – мусульмане, свинину есть не позволяет Коран. А вот диких кабанов там обитает предостаточно, особенно в посевах кукурузы. Так вот местные отстреливали этих кабанов, а потом нам отдавали. А мы им взамен – муку, другие продукты. Свежее мясо для бойцов было хорошим подспорьем – ведь кормили тогда в основном консервами.

Рядом с казармой сотрудники милиции оборудовали баню. Чтобы привести ее в надлежащий вид, Юрий Докучаев созвонился со своими земляками из Брянской области, где много деревообрабатывающих предприятий, и договорился, чтобы оттуда в Шатой прислали несколько кубометров пиломатериала. Этой свежей древесиной и отделали баньку изнутри. И каждый день все бойцы, возвращавшиеся с дежурства на блокпостах, парились в бане. В своей же пекарне милиционеры пекли замечательный хлеб из белой муки.

— Я такого вкусного раньше не ел! – вспоминает Юрий Викторович.

Сотрудники ВОВД во время полугодовой командировки много участвовали в различных мероприятиях – и в спортивных, и в культурных. Волейбол, футбол, гири – все это только приветствовалось.

В Шатое отряд от Брянского РОВД пробыл шесть месяцев, а сменился в начале 2005 года. За ту командировку Юрий Докучаев получил государственную награду – медаль к ордену «За заслуги перед Отечеством 2 степени» и ряд ведомственных наград. Досрочно, на год раньше срока, был представлен к званию подполковника милиции.

В Дагестане схроны с оружием выявляли не раз и не два

Второй раз в горячей точке Юрий Докучаев побывал в 2015 году. Уже опытному, обстрелянному полицейскому, прошедшему Чечню, руководством ГУ МВД России по Московской области было предложено поехать в Дагестан заместителем начальника оперативной группы по охране общественного порядка от Подмосковья. И он дал свое согласие.

— Прибыли в село Балахани рядом с Шамилькалой – районным центром на реке Сулак Унцукульского района. Село находится в ущелье высоко в горах. Там мы находились полгода.

Когда шла первая и вторая чеченская кампании, в Дагестане было относительно спокойно. Но к 2015 году многие незаконные военные формирования, которых выдавили ранее из Чечни, перебрались в Дагестан. И там они развернули противоправную деятельность.

Обстановка была неспокойная. Половина жителей села Балахани, где находился подмосковный отряд, правоверные мусульмане, половина – ваххабиты, представители радикального течения ислама. У правоверных своя мечеть, ваххабиты молятся в частном доме. Утром во время намаза в одном конце поселка из динамиков слышен голос одного муллы, напротив – другого. В Махачкале, в Дербенте простые граждане, мусульмане, выглядели как обычные светские люди. У ваххабитов женщины скрывают лицо под паранджой. Поначалу это было в диковинку, а потом привыкли.

В оперативной группе подмосковной полиции было около сотни человек. Половина из них омоновцы, остальные – сотрудники разных подразделений полиции. Они охраняли блокпосты на въезде и выезде из Балахани. Также несли службу в караулах, выезжали на обеспечение охраны общественного порядка при различных мероприятиях, участвовали в контртеррористических операциях. Работали вместе с местными сотрудниками полиции.

К тому времени эмиссаров из-за рубежа уже выбили из Дагестана, а сами бандиты в основном были из местных. В районе Балахани орудовала бандгруппа Шарипова. Группами человек по 15 выезжали на контртеррористические операции. Полицейские блокировали населенный пункт снаружи, а сотрудники ФСБ или СОБРа зачищали его изнутри. Иногда наши блокпосты забрасывали на машинах в горы. Осуществляли пропускной режим, дежурство несли сутками. Часто находили схроны с оружием, которые боевики устраивали в труднодоступных местах.

— Однажды погиб сотрудник ОМОНа, — продолжает рассказ Юрий Викторович. – Поехали на мероприятие в одно высокогорное село. Он был водителем «Урала», остановился неподалеку от пропасти. Сотрудники пошли пешими, а он остался их ждать. И что-то случилось с тормозами – машина покатилась в ущелье. Он попытался затормозить, но не успел выпрыгнуть и рухнул вместе с многотонным грузовиком с огромной высоты в ущелье. Пробыл в коме около месяца, а потом скончался. В Дагестане в то время были и другие случаи гибели сотрудников, в основном, во время внезапных обстрелов или подрыва на фугасах.

К местным обычаям относились с уважением

Во время командировки Юрий Докучаев повидал Каспийское море, побывал в Махачкале, в Дербенте, в других населенных пунктах, познакомился с удивительной природой и людьми, которые живут в Дагестане.

— Летом там очень жарко. Конечно же, хотелось раздеться, однако нам не советовали ходить с голым торсом: местным жителям это очень не нравится, не в их правилах. Оставалось только терпеть...

В Дагестане много водохранилищ, горных рек, на них расположены ГЭС, которые снабжают электроэнергией населенные пункты. В селе Балахани часто случались перебои с электроэнергией. Однажды местные старейшины обратились к руководству полиции с просьбой оказать содействие, чтобы электричество в селе было включено. Я поехал на одну из местных электростанций, поговорил с руководством. Договоренность была достигнута, и свет в село начали подавать нормально. Местные были нам очень благодарны за это.

Служебная командировка в Дагестан закончилась в 2016 году, Юрий Докучаев вернулся домой живым и здоровым. Привез с собой много разных сувениров, в том числе клинок ручной работы, кизлярские ножи, кое-что из одежды, дагестанские папахи. Что-то подарил, а кое-что и оставил на долгую память.

Полицейский потом продолжил выполнение своих служебных обязанностей в ОМВД России по Рузскому району в качестве заместителя начальника полиции по охране общественного порядка. Но это уже совсем другая история.

Записал Максим Гамзин, фото автора и из домашнего архива Ю.В. Докучаева.

14:45
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Почтовый адрес Администрация Рузского городского округа:

улица Солнцева, дом 11, г. Руза, Московская область, 143103.

Общий отдел Администрации Рузского городского округа - region_ruza@mail.ru.

Отдел по работе с обращениями граждан Администрации Рузского городского округа - og.argo@ruzareg.ru.

Фактический адрес: 143103, г. Руза, Московская обл, Микрорайон. д. 4
Секретариат:
тел.: 8 (49627) 2-47-03
факс: 8 (49627) 2-38-87
Абонентский отдел:
раб.: 8 (49627) 23-304
моб.: 8 (963)775-75-20
Аварийно — техническая служба:
раб.: 8 (49627) 24-698
моб.: 8 (963) 775-78-88

Адрес: г. Руза, ул. Федеративная, д. 11

Аварийно-диспетчерская служба — круглосуточно.

тел. 8(496)27-20-096

тел. 8(925)731-71-69

E-mail: mby_yk_rgo@mail.ru

Секретарь: тел. 8 (496)27-20-094 

Пн — Чт с 08.00 до 17.00. Пт. — с 08.00 до 16.00.

Сайт Руза Life – это социальный проект

Уважаемые гости и пользователи сайта Руза Life! Мы рады приветствовать Вас на социальной коммуникационной платформе Умный округ Руза Life.

Сайт Руза Life – это социальный проект, имеющий популярность среди населения в Рузском городском округе.

Предоставляя информацию обо всём в районе Рузы, Тучково, Дорохово, Колюбакино, Лидино, Беляной Горы, Нестерово и далее везде по территории округа, сайт Руза Life помогает людям на территории Рузского городского округа чувствовать себя комфортно, проверять информацию, делать покупки, не выходя из дома, что надо отметить сейчас стало особо важным. Здесь мы с вами вместе выстраиваем коммуникации между спросом и предложением, минуя торговые наценки и арендные платежи.

Задать вопрос эксперту, проконсультироваться, купить услугу или товар в Рузском городском округе жители могут на этом сайте. Руза Life – это первый коммуникационный портал Рузского городского округа для людей, ради людей и «за» людей. Мы не пишем новости для политики или ради неё.

Перед вами новый и очень удобный ресурс. Платформа, где каждый может попробовать свои возможности, ничего при это мне теряя. Надеемся, она заинтересует самый широкий круг пользователей в сети Интернет. Ведь ее создавали люди, любящие Рузский край. Давайте вместе сделаем жизнь в нашем округе комфортней.